Зона COPULA.ru Домашняя Об авторе Темы Учебные Хронология

PHILOSOPHIA САЙТ ИГОРЯ АВКСЕНТЬЕВСКОГО ФИЛОСОФИЯ И ИСТОРИЯ

 

ФИЛОСОФИЯ  И  ИСТОРИЯ

Тезисы (1998)

 

 Философское мышление, хотя и причастно истории, все же есть нечто внеисторическое, оно есть постоянное отрицание истории. И в силу этого выхода за пределы истории смысл истории как целого становится определен и понятен для философии. Акт философского познания, благодаря этой отрицательности по отношению к истории, есть вечное настоящее. Поэтому философия не может ссылаться даже на свою собственную историю. Философия не имеет бытия как чего-то свершившегося во времени, в прошлом. Ее истина - это тот процесс, который всегда здесь и теперь вновь рождает и обосновывает себя. Философское познание - внутреннее усилие, постоянное вопрошание о своих предпосылках, абсолютное сомнение в них и, благодаря этому, самообоснование. Философ не может указать на то, что кто-то уже до него поставил и решил проблему, будь то Платон, Гегель или Маркс. Их философия не в прошлом, но и не в собраниях книг, она наличествует лишь тогда, когда возникает усилие философского мышления, сомневающегося и в себе, и в этих философских системах, т.е. подвергающее их отрицанию. Но благодаря этой отрицательности пульсирует стихия духа, и только в этой пульсации история снимается как прошлое и будущее. А философия Платона, Гегеля и Маркса имеет жизнь лишь в субстанции этого мышления, в своей самокритичности разворачивающего всю философскую проблематику.

Вот почему, когда мы ссылаемся на историко-философский процесс как на нечто свершившееся, для нас, собственно, и нет этого процесса. Гегель, дескать, дал критику всей предшествующей философии, а Маркс - критику Гегеля. Наша же участь теперь - пояснять, пропагандировать, развивать "слово", оставленное Марксом. Так мы похоронили всю историю духа, оставив ее только историей. Но человек как мыслящий имеет своим предназначением спасать историю. Эсхатологический акт смены времени веком, описанный в христианской доктрине, должен быть понят разумно, т.е. философски. Он не есть нечто ожидаемое и грядущее. Он есть всегда происходящее. И дух превозмогает время и неизбежное отрицание всякого бытия во времени лишь потому, что сам он есть отрицание, но уже абсолютное отрицание. Как всеобщее отрицание дух есть и отрицание самого себя. Но абсолютная отрицательность отрицательности по отношению к самой себе есть абсолютная положительность, есть абсолютное бытие. Как абсолютная отрицательность всего он есть свобода и в этой отрицательности демонстрирует свою самость, беспредпосылочность. Как отрицательность отрицательности он есть необходимость, абсолютно достоверное бытие. Но это бытие имеет свой конец, свое отрицание в самом же себе, и поэтому отрицательность во времени как особенная отрицательность есть уже нечто ничтожное по отношению к нему. Дух потому не распинается на кресте времени, что он сам в себе есть вечное самораспятие и воскрешение. Дух спасает историю, собирая в себе все бывшее и будущее сродное ему,  т.е. духовное, воспроизводя его в настоящем как процесс истины. Дух не есть также нечто парящее над историей. Он прорастает в самой истории как самосознание народа, как знающая себя необходимость, знающая в нравах, в праве, в религии, в искусстве, в философии. Он прорастает на почве истории, но он есть и отрицание самой истории как времени. Родной дом духа есть философия. В ней он есть чистая пульсирующая отрицательность, познание самого себя как единства свободы и необходимости.

 

 

Авксентьевский И. И. Философия и история

Философия и духовная жизнь общества: Тезисы докладов и сообщений.– Л.: Изд. ЛГУ, 1989. С. 80 – 81.

К началу страницы