Зона COPULA.ru Домашняя Об авторе Темы Учебные Хронология

PHILOSOPHIA САЙТ ИГОРЯ АВКСЕНТЬЕВСКОГО ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ

 

ФИЛОСОФСКИЕ  ОСНОВАНИЯ  СОВРЕМЕННОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ

(ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ)

Тезисы (1997)

 

1.  Правосознание Нового времени, на протяжении нескольких веков  пробивавшее себе дорогу в революциях  и войнах, наконец-то осуществилось в позитивном праве всех развитых государств, вошло в привычку народов. Положенное в основу международного права, оно продвигает мировое сообщество -  не без трудностей - к кантовскому идеалу вечного мира. В России новое право установлено, но еще формально: декларативно, на уровне законотворчества.  Оно не стало правоприменительной практикой, и еще меньше оно является внутренней потребностью граждан.

В основе нового правосознания лежит принцип  справедливости (всеобщности), рефлектированной в свободу (единичность) и осознанной в этой свободе.  Этот принцип возник как результат мирового культурного процесса. Во-первых,  античная философия разработала идею справедливости (например, «Государство» Платона). Во-вторых, христианство развило эту идею до формы свободы. Справедливость в христианстве рефлектирована в свободу, но не познана в ней. Единство справедливости и свободы осуществлено отстраненно от действительного самосознания - в самосознании Бога, - хотя действительное самосознание и причастно к самосознанию Бога, рефлектирует в него. В-третьих, культура Нового времени раскрывает единство справедливости и свободы в модусе свободы, а значит - познает это единство. Это познание образует понятие личности, которое, в свою очередь, становится краеугольным камнем нового правосознания.

В Новое время христианская религия трансформируется в право. (а) Протестантизм делает мирское мерой сакрального, растворяет церковь в государстве. (б) Государство обнаруживает свою самодостаточность, низводит религию до момента своей конституции. (в) Философия познает в христианских истинах принципы разума и разворачивает из этих последних метафизику права, которая становится парадигмой для нового законотворчества.

2.  Декарт формулирует принцип новой философии (и всей новой культуры) - принцип автономии разума - и выводит из него ближайшие следствия для Бога, природы, человеческой души. Томас Гоббс - современник Декарта, - основываясь на том же принципе, разрабатывает систему взаимоотношения людей, утверждая себя в качестве основателя социальной философии Нового времени и патриарха всего нового права. Положения, высказанные Гоббсом в «Левиафане», популярны - так как непосредственны - и выверены рассудком. Это позволяет применять их к позитивному праву не только в качестве методологических принципов, но и в качестве собственных положений этого права (по крайней мере - его общих разделов). Правосознание народов, запечатлеваемое в их позитивном праве, на протяжении трех веков усваивало положения Гоббса, дорабатывало их в частностях,  но в сущности никогда не выходило за их пределы. (Опыт Советской России может быть здесь исключением и требует   особого исследования). Локк, Монтескье, Руссо работают в пределах парадигмы, заданной их предшественником, хотя и расставляют свои акценты.

3.  Немецкая философская школа, представленная, прежде всего, Кантом и Гегелем, придает мысли о праве форму, поднимающую эту мысль до уровня философии права. Подчеркивая несовершенство докантовской новоевропейской правовой мысли, назовем ее метафизикой (но не философией) права. Метафизика права берет свой предмет эмпирически, как нечто предпосланное, - в этом она уподобляется науке. Отношения людей друг к другу - пусть даже и дикие - для метафизики даны. Ей остается задать законы этих отношений из принципа автономного мышления. Речь идет, следовательно, о применении философского принципа к внешнему для него частному предмету. Мысль Монтескье и Руссо вообще не выходит за пределы права (социума).  У Гоббса и  Локка  метафизика права соседствует с гносеологией, но обособлена от нее.

Метод немецкой философии состоит в том, что законы предмета разворачиваются в дедукции предмета. Мироздание раскрывает себя в своих моментах, которые полагают друг друга в необходимой связи. Одним из таких моментов является право, познать которое можно лишь в контексте этой всеобщей связи. Философия теперь возможна только как система дисциплин (как «энциклопедия»), а философия права - только как момент философии.

У Канта учение о праве является разделом трансцендентальной философии. Право, по Канту, есть форма инобытия практического разума, который, в свою очередь, есть момент человеческого разума в целом. А человеческий разум скрепляет собой все сущее.

У Гегеля право является высшей формой духа, но духа объективного. Этот последний имеет свое основание в абсолютном духе. Гегель не абсолютизирует государство, как принято считать, а наоборот - обнаруживает его предел. Высшие (абсолютные) формы культуры - искусство, религия, философия - составляют субстанцию государства, проявляя себя в нем как идеология. Снимается антиномия свободы индивида и суверенитета государства, которую не преодолела метафизика права. Только человек, творящий в абсолюте, поднимается как над произволом абстрактного индивида, так и над безраздельной земной мощью государства. В таком человеке - поистине личности - находит полное воплощение принцип Нового времени  и исполняется назначение современного права.

 

 

Авксентьевский И. И. Философские основания современного правосознания (историко-философский аспект)

Человек-Философия-Гуманизм: Тезисы докладов и выступлений Первого Российского философского конгресса: В. 7 т. Т. 4: Социальная философия и философия политики. – СПб.: СПбГУ, 1997.

К началу страницы