Зона COPULA.ru Домашняя Об авторе Темы Учебные Хронология

PHILOSOPHIA САЙТ ИГОРЯ АВКСЕНТЬЕВСКОГО КЛАССИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ И ТЕКСТЫ В КУРСЕ ФИЛОСОФИИ

О книге

Оглавление

Назад Далее

 

ТЕМА VI

ПОНЯТИЕ  ИСТОРИИ  В  ФИЛОСОФИИ  ГЕГЕЛЯ

Предыдущие философские учения и тексты относились к натурфилософской и метафизической моделям мира. Г. В. Ф. Гегель – немецкий философ, живший в конце XVIII – начале XIX века, – создает самую развитую модель мира – диалектическую.

Гегелевское «Введение в лекции по философии истории» имеет троякое значение. Во-первых, в нем формулируются основные принципы диалектического видения мира. Во-вторых, оно дает диалектическое понятие общества и государства. В-третьих, оно раскрывает смысл и рассматривает основные моменты исторического процесса.

Диалектическое
понимание мира

«Разум правит миром». Это положение, сформули­ро­ванное Гегелем во «Введении», является ключевым не только для понимания истории, но и для всей диалектической картины мира. Гегель не первый высказал этот принцип. Он был лейтмотивом и философии Платона, и средневековой теологии, и метафизики Нового времени. Правда, только Гегель дал этому положению диалектическую интерпретацию.

Когда и как возникает этот принцип? Сначала мир предстает человеку многообразием явлений, находящихся друг возле друга в пространстве или следующих друг за другом во времени. Мыслитель ищет связующее начало среди этих явлений в пространстве и времени. Этим занималась натурфилософия. И вода Фалеса, и атом Демокрита являются пространственно-временными (материальными) сущностями, хотя как первоначала и имеют универсальный характер.

Далее обнаруживается, что материя не может связывать саму себя. Только идеальное может быть универсальным связывающим началом. Логическая схема явлений существеннее самих явлений. Универсальная логическая схема сущего – это и есть разум, правящий миром. Гегель упоминает, что впервые о таком разуме заговорил греческий натурфилософ Анаксагор, оказав этим влияние на Сократа. Но только Платон до конца осознал эту мысль и объяснил, что из себя представляет этот разум и как он правит миром. Платон, таким образом, заложил основание метафизики. Но у метафизиков разум правит миром извне. Отсюда возникает главная проблема метафизики, так ею и не решенная: если разум сам по себе есть совершенное бытие, то какова необходимость существования несовершенного мира и какова необходимость для разума быть связанным с этим миром?

Неудовлетворенность таким положением, при котором бытие логической схемы внешне бытию вещей, высказал уже Аристотель – ученик Платона. Он пытался преодолеть дуализм (двойственность) бытия, помещая платоновские идеи в вещи. Идея вещи, по Аристотелю, не имеет бытия вне вещи. Она есть собственная форма вещи и как таковая неотделима от ее материи. Материя также не равнодушна к форме. Она таит в себе возможность иной формы и эту возможность реализует в круговороте бытия.

Однако полное решение метафизической проблемы дала только диалектика. С точки зрения диалектики, разум не трансцендентен (не потусторонен), а имманентен (внутренен) миру. Всякое явление несет в себе свою идею, а вместе с ней и всеобщую логическую схему – разум. Но, с одной стороны, явление несовершенно: оно не соответствует разуму. С другой стороны, разум не осуществлен полностью в явлении. Противоречие касается и явления, и разума. Это их общее противоречие. Они едины в силу этого противоречия. Значит есть разумное явление, которое в самом себе противоречиво. Противоречие вовлекает явление в процесс, в котором оно самовразумляется, а разум становится явленным  (действительным), обретает наличное бытие. Этот процесс самосовершенствования бытия называется развитием. Логическая схема сущего перестает быть мертвой абстракцией. Она развивается вместе с сущим и через него.

Виды историографии

Три подхода к предмету – натурфилософский, метафизический и диалектический – являются ступенями всякого познания. Эти ступени проходит и наука история (в выражении Гегеля – историография). Гегель выделяет три вида историографии: первоначальную, рефлективную и философскую. Не трудно заметить, что первоначальная историография практикует натурфилософский подход к истории. Она описывает общественные явления так, как они непосредственно даны во времени и пространстве. Рефлективная историография предпосылает историческому материалу логическую схему. Рефлектирующий историк подгоняет явления под схему, во всем усматривая лишь ее отражение. (Отсюда и название этой историографии. Рефлексия – значит  отражение.) Такой метод соответствует метафизике. Под философской историографией Гегель подразумевает диалектическое познание истории. Историю следует постигать разумно, но не привносить разум извне, а искать его в самом историческом процессе, обнаруживать в пестроте событий как вектор развития человечества.

Природа и дух.
Смысл истории

Все, что связано с деятельностью человека, носит духовный характер. История – это процесс развития духовного бытия. Но духовное бытие имеет своей предпосылкой бытие природы. Исторический процесс следует за процессом развития природы. Чем же дух отличается от природы? Разум есть во всяком сущем – и в природном, и в духовном. В природе он действует, не осознавая себя. Он рассеян в разнообразных элементах природы. Будучи тождественным этим элементами, он в каждом из них испытывает ограничение со стороны других элементов. Всякое сущее в природе зависит от внешнего ему другого сущего – тяготится им. Сущностью природного бытия является тяжесть. В духовном сущем разум достигает самосознания и благодаря этому снимает внешнее ограничение – становится свободным. Сущностью духа является свобода. Дух свободен изначально, но свободен только потенциально. Сделать возможную свободу действительной – это его задача. Процесс развития всякого духовного сущего (человека, коллектива, государства, человечества) состоит в осуществлении свободы. В этом процессе разум от самосознания движется к самопознанию. Таков смысл и всемирной истории.

Возможная
и действительная
свобода

Чем действительная свобода отличается от возможной? Возможная свобода есть изначальное внутреннее состояние духовного сущего. Но духовное сущее в своей деятельности выходит вовне, вступая в отношение с природой или с другим духовным сущим. Задача состоит в том, чтобы в этом внешнем также быть свободным. Для этого необходимо внешние отношения построить по принципу свободы – создать мир свободы. Тогда свобода, будучи изначально субъективной, получит и объективное бытие, а вместе с ним и всеобщее значение, и необходимость.

По Гегелю, развитость свободы определяется степенью ее всеобщности, справедливости. Действительна лишь та свобода, которая желает справедливости и утверждает ее, которая знает и укореняет себя во всяком другом духовном существе и в обществе в целом. Этот пункт отличает диалектический принцип свободы от метафизического. Гоббс, к примеру, понимает свободу только в субъективном виде. Но такая свобода в объективном выступает только как произвол и в конечном итоге оборачивается против себя. За объективным (за обществом), по Гоббсу, остается по отношению к свободе лишь функция ограничения. Гегель, наоборот, считает субъективную свободу еще неистинной, называя ее формальной, или абстрактной. Только в обществе свобода становится истинной, приобретает достойное содержание и конкретизируется.

Всемирная история, по Гегелю, это опыт человечества, в котором свобода учится справедливости, а общество как носитель справедливости преисполняется свободой. Это и есть диалектический процесс, в котором единичная и общая воли проникают друг в друга. Так восточное общество знало свободу только в одном индивиде – деспоте. Античный мир – в некоторых (в гражданах греческих полисов и Рима в противоположность рабам). Христианское общество Европы знает свободу в каждом человеке. Но достигнутая в христианском мире всеобщая свобода не означает, что каждый творит произвол. Наоборот, каждый как христианин преисполняется любовью – чувством всеобщей связи – и осознает свое назначение – свободно творить добро (справедливость).

«Хитрость разума»

Итак, разум шествует в истории в форме развивающего свою свободу духа. Но материал истории составляют люди, изначально имеющие только естественную (субъективную) свободу. Это – несовершенный материал. Но разум не имеет других средств для самореализации. Субъективная энергия людей, их воля – единственная сила, делающая разум действительным. Как же вразумить людей?

Гегель исследует исторические механизмы, приводящие человеческий материал к совершенной форме, в первую очередь – механизм «хитрости разума». Люди, предоставленные сами себе, обычно не думают об общем благе. Их субъективная свобода не стремится стать объективной. Действительно, в истории заметны периоды, когда преследуются только частные цели, когда никто не думает о судьбе коллектива или нации, а рассуждения на темы гуманизма, законности и патриотизма оказываются прикрытием корыстных намерений. Но даже здесь разум берет свое. В столкновении частные интересы нейтрализуют друг друга, и в итоге реализуется общий интерес. Общее благо осуществляется объективно, несмотря на то, что субъекты, реализовавшие его, не ставили себе такой цели, а наоборот, решали эгоистичные задачи. Более того, субъекты в таком случае могут потерпеть крах, ибо их задачи остаются нерешенными. Тем хуже для них, сказал бы Гегель. Они пали потому, что не следовали своему человеческому предназначению. Разум здесь как бы хитрит. Он дает субъектам свободу действий и иллюзию того, что они действуют для себя. На самом же деле они действуют для разума, становясь жертвами, прежде всего, своего недомыслия и эгоизма. Это самый несовершенный метод господства разума в истории. Но он незаменим там, где люди несовершенны, где действуют полуосознанно, в соответствии с влечениями и страстями, по произволу.

Всемирно-историческая личность

Более совершенный механизм представлен в деянии всемирно-исторической личности. Мы уже говорили о том, что в процессе развития совершенствуется не только наличный материал (в истории – люди), но и разум. В каждую историческую эпоху разум выступает в виде определенной идеи, придавая соответствующий характер общественным отношениям. По мере реализации идеи обнаруживается ее неудовлетворительность, возникает необходимость более развитой идеи и более развитых общественных отношений. В такие переломные эпохи появляются индивиды, политические деятели, предвидящие новую идею и направляющие свою волю на ее осуществление. Они не отказываются от своего интереса. Наоборот, эти индивиды, стремящиеся к власти и славе, в высшей степени эгоистичны. Но их субъективная воля совпадает с объективной необходимостью. Такие лица как бы вступают в резонанс с разумом. В этом их сила и значение. Эти индивиды являются всемирно-историческими личностями.

Понятие
государства

Но самым совершенным механизмом, соединяющим субъективное хотение и объективную необходимость, единичную и общую воли, индивида и мировой разум является государство. «Государство, – пишет Гегель, – это нравственное целое, представляющее собою ту действительность, в которой индивидуум обладает своей свободой и пользуется ею, причем она оказывается знанием всеобщего, верою в него и желанием его». Государство держится на нравственном умонастроении граждан. Гражданин видит в государстве объективное воплощение разума. Он служит государству как разуму, но поскольку разум есть внутренняя сущность самого гражданина, то, служа государству, он служит самому себе и поэтому остается свободным. В служении индивид не только остается свободным, но и развивает свою свободу, ибо дает ей существенное (всеобщее) содержание. Государство также развивает свою разумность, расчленяя себя на существенные моменты (ветви власти, институты, сословия) и связывая их друг с другом. В каждом таком моменте реализуется свобода. Это процесс формирования внутреннего бытия государства – конституции.

В историческом развитии конституции любого государства Гегель находит следующую закономерность. Первоначально единичная и общая воля в государстве тождественны. Всеобщая воля государства здесь выражена волей одного человека – царя. На втором этапе из первоначального единства обособляются воли некоторых, а затем и всех. Это этап аристократической и демократической власти. На третьем этапе обособившиеся воли приводятся к единству в высшей воле – воле главы государства, но при этом не поглощаются ею, а образуют ее содержание, которое в самом себе свободно. Этот способ правления, соединяя в себе все лучшее из предыдущих, исторически выступает как конституционная монархия. Этот принцип правления действует в любом развитом обществе, даже если общество не называет свое политическое устройство конституционной монархией, а главу государства – монархом. Итак, развитая политическая система представляет собой единство централизованной свободолюбивой власти и обособленных добронамеренных воль. Если один из указанных моментов начнет доминировать, то общественная жизнь будет приходить в упадок, приобретая черты соответственно либо деспотии, либо анархии.

Государство и культура

Нравственное умонастроение граждан и система власти (конституция) в единстве образуют государство. Для их единения необходимо основание. Таким основанием выступает разум. Но в индивиде он выступает субъективно, в системе власти – объективно. Для соединения субъективного и объективного разума необходим разум как таковой – абсолютный разум. Он проявляет себя в культуре – в искусстве, в религии и в философии. Только в продуктах художественного, религиозного и философского творчества разум выступает сполна, проясняя для людей ту идею, которая реализуется в их общественном бытии, ту духовную субстанцию, которая соединяет индивидов, народ и власть в нравственное целое. Только культура открывает человеку, народу, государству смысл и историческую перспективу существования. Нравы народа и его политическое устройство, говорит Гегель, в конечном итоге таковы, какова культура этого народа.

История
и предыстория.
Язык

Государство является самым совершенным механизмом исторического движения разума. Оно – форма разума в истории. Но эта форма сама нуждается в развитии. Государство совершенствуется в историческом процессе, а он представлен процессом развития государства. История – это история государства. Вот почему человеческая история отсчитывается с момента появления государства. Догосударственное состояние людей, сколь бы долго оно ни длилось и какими бы бурными событиями ни наполнялось, заслуживает лишь место  предыстории. Среди процессов, происходивших в доисторическую эпоху, самым важным, считает Гегель, является процесс формирования языка. Действительно, язык – это ближайшая предпосылка общественного духа. Пока дух пребывает в субъективной форме, форме души, он соотносится только с природой, действует в ее горизонте. Языком индивид освобождает свою душу от природы, обращает ее к другой душе и вместе с ней размыкает новый, отличный от природного горизонт бытия – горизонт общественного духа. В языковом процессе природа (физиология индивида и материальная среда) сохраняется только в качестве внешнего носителя духа – как средство обозначения чувства, воли, мысли.

Письменность.
Законодательство.
Историческая память

Но только тогда, когда язык получает письменное выражение, содержащиеся в нем чувства, волеизъявления и мысли становятся осознанными, устойчивыми и общедоступными. Тогда начинается история. Благодаря письменности всеобщая воля может понять, продлить и выразить себя для каждого, т.е. стать законодательством. Законодательство – первый исторический признак государства. Наравне с этим признаком Гегель выделяет и другой – наличие исторической памяти. Если в законодательстве воля государства осознает свое единство во всех образующих ее особенных волях (в органах власти, организациях, гражданах), то в исторической памяти она осознает единство во всех своих временных видоизменениях. Через какие бы состояния исторически ни проходило государство, оно осознает их как свои состояния, как собственный опыт, как необходимые моменты своего развития во времени. Если государство перестанет собирать в осмысленное единство разрозненные во времени фрагменты своего прошлого, то, не желая того, вернется к примитивной форме существования. Функция исторической памяти выполняется историографией – наукой истории. Наука истории, следовательно, есть не сторонее размышление о судьбе государства, а историческое самосознание самого государства, необходимое условие его бытия.

Преемственность
государств.
Всемирно-исторические
народы

Размышляя об историческом существовании государства, мы пока не обращали внимание на то, что в мировой истории действует множество государств. Ни одно из них не существует вечно. Каждое возникает в какой-то исторический период, достигает расцвета и уходит в небытие, уступая место другому государству. Кажется, что дух просто меняет одно политическое тело на другое, в каждом из них проделывая одну и ту же работу. На самом деле, между государствами существует преемственность. Одно государство своим историческим бытием разрабатывает определенный духовный принцип, составляющий момент, ступеньку развития мирового разума. Другое, приходящее на смену, осмыслив опыт предшественников, реализует более совершенный принцип и тем самым продвигает разум на следующую ступень развития. История – не повторение, а прогресс человеческого духа. Правда, наравне с государствами, развивающими мировой разум, существуют государства, лишь повторяющие наработанные человечеством духовные схемы. Только первые можно отнести к всемирно-историческим. (Такими, безусловно, являются государства Древнего Востока, полисы Древней Греции, Рим, государства Западной Европы, Россия.) Вторые, хотя и не являются всемирно-историческими, но участвуют в мировом историческом процессе благодаря взаимодействию со всемирно-историческими государствами. Многие из второй категории государств еще молоды, и, возможно, в будущем им предстоит сказать свое слово во всемирной истории. Раньше мы говорили, что в истории развивается государство. Теперь, имея в виду всемирную историю, где государства сменяют друг друга, мы уточним: в истории развивается государственность – идея государства.

Цикл
развития
народа

Рассмотрим, как всемирно-исторический народ реализует свой духовный принцип – свою идею. Ко времени появления нового народа его принцип уже подготовлен предыдущим ходом истории. Но для народа он выступает как его собственный. Поначалу принцип проявляет себя как неосознанный внутренний духовный импульс, открывающий народу историческую перспективу, дающий уверенность в своих силах и вызывающий кипучую энергию. В вызванной этим импульсом деятельности народ создает реальность, соответствующую принципу. Он развертывает конституцию государства, преобразует природную среду, в оборонительных войнах отстаивает свою свободу, в завоевательных – распространяет свой принцип на покоренные народы. Народ создает произведения искусства, в которых радостно созерцает как свои свершения, так и породившую их идею. Наконец, в религиозном культе он единодушно выражает признание мировой божественной силе, которая вызвала его к столь совершенному бытию. Но когда все препятствия преодолены, когда идея реализована в бытии народа, когда, вроде бы, настало время насладиться результатами труда, – тогда государство начинает двигаться к упадку. Исчезает общезначимая цель, и единичная воля возвращается к своей формальной свободе. Везде господствует частный интерес, тяга к обогащению. Молодежь, паразитирующая на материальном и духовном богатстве, созданном трудом предшествующих поколений, являет леность ума и воли.

Но именно в такую эпоху – эпоху надвигающегося хаоса – появляется последний и самый ценный продукт национального духа. Появляется философское осмысление духовного принципа, определившего эпоху. Это осмысление не может прийти раньше. Во-первых, потому, что в период национального строительства все духовные ресурсы общества задействованы на практическую деятельность. Во-вторых, потому, что для философского осмысления идею необходимо сначала представить как объективную идею – реализовать во всех сферах бытия народа. Для народа философия появляется слишком поздно, но для мирового движения разума –  вовремя. Осмысливая принцип своей эпохи, философ развивает его – выводит новый принцип. Этот новый принцип не понимается народом и как чуждый вызывает протест. (Вспомним конфликт между Сократом и афинянами, Христом и иудеями, Джордано Бруно и католической Европой.) Но этот принцип кладется в основу следующего всемирно-исторического народа. Философский плод, созревающий на дереве народного духа, пишет Гегель, оказывается горьким для этого народа; но он падает на другую национальную почву и там прорастает.

Путь, пройденный разумом во времени, не остался позади. Все принципы, разработанные духом во всемирной истории, сохранены в современности. Они образуют значимые моменты в содержании развитого духа. Понять историю в ее сущности – значит понять самих себя и сделать себя достойными современной эпохи.

 

Вопросы  и  задания  для  самостоятельной  работы

 

1. Виды историографии.

Определите принципы первоначальной и рефлективной истории, покажите их ограниченность. Определите метод философского рассмотрения истории. Найдите в философской истории моменты первоначальной и рефлективной историй.

2. Разум как принцип философского понимания мира.

Кто впервые в истории философии сформулировал принцип разума. В чем ограниченность этого первого учения о разуме, и кто впервые обнаружил эту ограниченность? Установите общность и различие между религиозной и философской трактовкой разумности мира.

3. Свобода как сущность духа.

Определите сущность духа через сравнение его с природой (материей). В каких собственных функциях духа проявляется его сущность? Какова цель деятельности духа? В чем смысл всемирной истории? Проведите деление всемирной истории на основании сущности духа.

4. Субъективная воля – средство осуществления свободы в мире.

Что представляет собой исторический материал в его непосредственном бытии (в его явлении)? Какая проблема отсюда возникает?

Почему идея (принцип, цель), осуществляющаяся во всемирной истории, нуждается в субъективной воле? Какую форму имеет субъективная воля в своей непосредственности? Что такое формальная свобода, каково ее отношение к необходимости духа? Раскройте механизм «хитрости разума», внешне согласующий формальную свободу с необходимостью.

В каком моменте своего субъективного бытия индивидуальность перестает быть жертвой «хитрости разума» и проявляет внутреннее единство с необходимостью духа?

Дайте понятие всемирно-исторической личности.

5. Государство как действительность свободы.

5.1. Понятие государства.

Дайте понятие государства. Каково место субъективной воли в государстве? Каков характер свободы и ее отношение с необходимостью в государстве? Как выражены в государстве субъективная и объективная стороны духа?

5.2. Критика сложившихся политико-правовых учений.

Рассмотрите учение, представляющее государство как инструмент ограничения человеческой свободы (учение о естественной свободе человека). Дайте критику этого учения.

Рассмотрите учение, признающее патриархальное начало в качестве сущности государства. Дайте критику этого учения.

В чем сущность договорной теории государства? Почему с договорной точки зрения невозможно ни сформировать, ни объяснить конституцию государства?

5.3. Конституция (система власти) государства.

Какие факторы в действительности определяют конституцию государства? Какую общую закономерность в смене  форм правления (конституций) у всех народов подметил Гегель?

Как связана жизнь государства с культурой (искусством, религией, философией)?

6. Ход всемирной истории.

6.1. Понятие развития.

Чем процесс развития отличается от простого изменения? Где находится источник развития? Чем развитие духовного предмета отличается от развития организма? Почему в процессе развития несовершенное преодолевает свое несовершенство?

6.2. Доисторическая эпоха.

Какой период существования человечества Гегель выносит за рамки всемирной истории и на каком основании? Почему в этот период не существует историографии? Какие формы духовного творчества все же существуют в доисторическую эпоху? Почему в эту эпоху интенсивно развивается язык?

6.3. Развитие народа.

Раскройте цикл развития народа (цикл развития его духовного принципа) в основных моментах: действенное раскрытие потенций, самореализованность, привычка. Почему привычка губительна для народа? Почему народ не может выйти из состояния привычки?

6.4. Преемственность народов.

Что Гегель называет самоумерщвлением народа? Почему самосознание народа, выступившее в свободном мышлении, становится губительным для реального бытия народа? В чем проявляется эта губительность? Что позитивного производит это мыслящее самосознание? Что такое всемирно-исторический народ? Как осуществляется преемственность развивающегося духа от народа к народу?

6.5. Отношение процесса и результата истории.

Как историческое прошлое связано с настоящим?

 

Литература

 

Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии истории. Введение // Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии истории.– СПб.: Наука, 1993.